Салахуддин Шишани: разведчик и следопыт, который помогал Эсабаеву и Гелаеву в Панкиси в 2000-2002гг

После смерти Салахуддина Шишани (он же Фейзулла / Пейзулла Маргошвили), убитый 17 декабря в Хаме, я решила поделиться информацией из неофициальных интервью с ним и с теми, которые близко к ним были.  Скоро опубликую что-то про его времени в Сирии.

Дискаймер.

Салахуддин начинал свою карьеру муджахидом в Панкисском ущелье, где он родился.

В Панкиси, Салахуддин, который был пастухом и знал “практически все дороги в горах”, получил репутацию хорошего разведчика и следопыта. С этими умениями он был, конечно, полезен для чеченских полевых командиров и боевиков, которые в 2000-2002 гг. находились там. Он был сообщником Хусейна Эсабаева (он же Исибаев), чеченского полевого командира, который когда-то в 2000 г. якобы скрывался в Панкиси. В январе 2003 г., министерство государственной безопасности Грузии опубликовало информацию про Панкиси, которая “потверждает, что в Панкисском ущелье существовали учебные базы для чеченских и арабских бойцов” в этот период.

Министерство называло имена тех чеченских полевых командиров, которые когда-либо находились в Панкисском ущелье. Среди них были Руслан (Хамзат) Гелаев, в отряде которого числилось около 200-250 бойцов, некий Батя (100-200 бойцов), Доку Умаров (130-150 бойцов), Хуссейн Эсебаев (130-140 бойцов), Амжет (Абу Хафс – 80 муджахедов).

На самом деле, неясно воевал ли Салахуддин с Эсабаевым в Чечне или нет. Источники, которые воевали во второй чеченской войне говорят, что Салахуддин в Чечне не был. Но источник близкий к Салахуддину говорил, что он там был с Эсабаевым, и что он был там ранен. Несмотря на то, воевал Салахуддин в Чечне или нет, он все же помогал Эсабаеву и Гелаеву в Панкиси. Он там выполнял разные поручения, перевозил и оружие, и боевиков. Осенью 2001 г., когда Гелаев напал на Абхазию,  Салахуддин тоже принимал участие в боях. Он там был ранен в голову, также получил серьезное осколочное ранение спины.

Мемориал написал про этот период в Панкиси:

 

На правом берегу Алазани, метрах в пятистах от Дуиси, три села Халацани — Нижнее, Среднее и Верхнее. В Нижнем Халацани раньше жили почти исключительно осетины. Теперь почти все их дома скуплены беженцами из Чечни. В том числе и из рода урус-мартановских Ахмадовых. Тех самых братьев Ахмадовых, что держали сотни заложников, среди которых были казненная бандитами четверка — трое англичан и новозеландец — и убитый корреспондент ИТАР-ТАСС Владимир Яцына.

Говорят, здесь нашел себе пристанище и другой известный похититель людей — Хусейн Эсебаев.

Двери домов ночью не закрываются. Это мирная деревенская привычка. Но мы не ждем мира здесь, в ущелье, нам еще в Москве внушили, что здесь – война. Таковы общие представления там, откуда мы приехали. Мы ехали на войну или туда, где она вот-вот начнется, и страх мешает свернуться на высокой пуховой перине… Вдруг раздаются грохот, стрельба. Автоматные очереди разбивают тишину, горное эхо усиливает панику… Потом затихло.

Только утром выяснили, что палили в честь молодоженов.

За те три дня, что мы провели в ущелье, здесь сыграли свадьбу и похоронили старую женщину. Ей вырыли могилу в периметре могил ушедших родственников. В стороне от кладбищенского косогора — неприкаянный ряд свежих бугорков. Здесь похоронены чеченцы, которых полевой чеченский командир Гелаев завербовал и увел в недавний поход на Абхазию.

Жизнь людей в Панкисском ущелье остается нашей темой. Наличие здесь боевиков – не секрет. 

После Абхазии, Салахуддин продолжал помогать боевикам в Панкиси.

Интересно, что Салахуддин очень редко говорил про его прошлое в Панкиси и т.д. —  он сильно не любил говорить про себя вообще, и тоже не любил фотографироваться. Он чувствовал неловкость из-за этого когда был амиром ДМА/ ИК в Шаме; в это время, его хотел сделать известным Абдулазиз КБК, тогдашний главный Амир ИК за рубежом.